БУ "Республиканский центр новых образовательных технологий" Минобразования Чувашии
 
Региональный центр оценки качества общего образования
 
Официальный сайт информационно-технологической поддержки
государственной итоговой аттестации в Чувашской Республике

 

Орфографическая ошибка в тексте

Послать сообщение об ошибке автору?
Ваш браузер останется на той же странице.

Комментарий для автора (необязательно):

Спасибо! Ваше сообщение будет направленно администратору сайта, для его дальнейшей проверки и при необходимости, внесения изменений в материалы сайта.

Публикации » Российская Газета: «Сдавать и не сдаваться»

21 января 2021 г.

Как изменится Единый госэкзамен в следующем учебном году 

Важная новость для нынешних десятиклассников, которые будут сдавать ЕГЭ в 2022 году: Федеральный институт педагогических измерений публикует перспективные модели ЕГЭ. Как изменится Единый госэкзамен? Правда ли, что задания станут сложнее? Сократится ли количество 100-балльников? На самые острые вопросы отвечает заместитель директора ФИПИ Ольга Котова. 

Ольга Алексеевна, многих волнует: будут ли новые задания использоваться в ЕГЭ 2021 года? 

Ольга Котова: Нет, не будут! Перспективные модели ЕГЭ никак не затрагивают выпускников 2021 года. Ребята, которые сейчас заканчивают школу, будут сдавать экзамены по тем моделям, которые были опубликованы еще в августе и уже утверждены. Никаких изменений здесь не планируется. 

Что касается ЕГЭ-2022 — то изменения действительно будут. И это не наша прихоть, задачи усложнить экзамен не стоит. Все дело в том, что именно в 2022 году школу будут заканчивать ребята, которые с первого класса учились по современным школьным стандартам. А в них совершенно другие подходы. Во главе угла не просто знание фактов, дат или формул, но их практическое применение. Сделан акцент на то, что школа должна научить ребенка анализировать, систематизировать, отбирать и комбинировать данные, делать на их основе выводы. Но никаких «революций» мы не планируем. Переход от проверки знаний к практике будет постепенным. И те перспективные задания, которые напугали некоторых, — это еще не утвержденные модели ЕГЭ 2022 года. 

Что же это? 

Ольга Котова: Хорошее сравнение — концепт-кар в автопроме. Когда крупнейшие производители показывают на Женевском автосалоне свои новейшие разработки и идеи, это вовсе не значит, что все они обязательно сегодня пойдут в производство и завтра появятся на дорогах. Так же и здесь. ФИПИ — научное учреждение. Мы не только разрабатываем задания для экзамена текущего года. Мы создаем новые подходы к оцениванию учебных достижений, новые технологии, которые могут потом в течение нескольких лет аккуратно внедряться. А могут и не внедряться никогда. Перспективные модели ЕГЭ — это именно такая концептуальная разработка. 

Перспективные модели ЕГЭ никак не затрагивают выпускников 2021 года. Никаких изменений здесь не планируется 

Мы обсуждаем ее с профессиональным сообществом, апробируем все, что только можно. Новые элементы будут внедряться в реальный экзамен постепенно и только после длительного обсуждения. В первом этапе апробации в декабре прошлого года приняли участие более 36 тысяч одиннадцатиклассников из 21 региона. Задания выполняли ребята с высокой, средней и слабой подготовкой. Впереди детальный анализ результатов, тех замечаний и предложений, которые к нам уже поступили от специалистов из всех регионов нашей страны. Еще один этап апробации планируется весной. Затем сформируем конкретные планы поэтапной корректировки моделей контрольных измерительных материалов ЕГЭ в 2022-2024 годах. 

Какие трудности вы уже увидели? 

Ольга Котова: «Традиционные» для российской школы — связанные с чтением и пониманием текста. Некоторые ребята не могут правильно прочитать инструкции по выполнению задания и тексты, предложенные для анализа в ЕГЭ по русскому языку, истории, обществознанию. Считывают только ключевые слова-маркеры и упускают важные детали. Но для нас это тоже сигнал — мы уже видим, как нужно скорректировать задания, инструкции, чтобы дети лучше их понимали. 

Кроме того, мы заметили, как по-разному выпускники воспринимают одинаковые по сложности и по структуре тексты, написанные на разные темы. Например, в ЕГЭ по русскому языку задания к тексту о кино и фильмах ребята выполняли гораздо лучше, чем аналогичные задания к тексту о проблеме переработки бытовых отходов. То есть более привлекательный для выпускников контекст может иметь ключевое значение для успешности. 

Еще один момент — мы очень четко увидели негативные последствия натаскивания на типовые задания. Даже сильные ребята с хорошей подготовкой очень тяжело воспринимают объективно простые, но незнакомые задачи. То есть те, формулировка которых им раньше не встречалась. Так, по математике сложное, но уже известное типовое задание по программе старшей школы на свойства производной ребята решали лучше простых, но новых задач уровня 7-9 классов. Похожие затруднения во время апробации возникли у ребят при выполнении простых расчетов концентрации химических веществ в ЕГЭ по химии. 

Так что практика натаскивания действительно очень вредит качеству образования. Если дети видят что-то новое, выходящее за рамки заученного шаблона, они с трудом перестраиваются. 

В ОГЭ для девятых классов появились очень практические задачи: как рассчитать плитку для дорожек на садовом участке, сколько банок краски нужно, чтобы покрасить стены… В ЕГЭ такая практика будет? 

Ольга Котова: В ЕГЭ мы уходим от бытового контекста и движемся в сторону предпрофессионального: большинство выпускников 11-х классов хотят стать студентами и получить современную профессию. Например, по физике и биологии предложены задания, связанные с планированием и проведением опытов, по обществознанию — анализ результатов социологического исследования. В модели по химии есть задания, связанные по смыслу с материаловедением и энергетикой, экологией и здравоохранением; по биологии — с медициной, экологией, агрономией и ветеринарией; по географии (помимо собственно географии) — с экологией и экономикой; по математике — инженерный, экономический аспекты, контекст разработок в области робототехники и искусственного интеллекта. 

В ОГЭ по химии и физике также добавлены реальные эксперименты с пробирками и приборами. Будет ли это в ЕГЭ-2022? 

Ольга Котова: Нет, в ЕГЭ 2022 года реальных экспериментов с пробирками и приборами не будет. Как вы знаете, из-за пандемии в прошлом году ОГЭ провести не удалось. В 2021 году в ОГЭ тоже отменены предметы по выбору. Получилась ситуация, когда в утвержденных заданиях экзамена для девятых классов реальные эксперименты есть, но на практике вся страна в химический эксперимент еще не вошла. Поэтому перед тем, как предлагать реальные эксперименты в ЕГЭ, необходимо все-таки провести для всей страны ОГЭ в новом формате, еще раз проанализировать оснащенность школ оборудованием, готовность учителей работать с ним в рамках старшей школы, обсудить возможные проблемы. 

Очень много вопросов у учителей-«словесников» вызвали перспективные модели по русскому языку: эксперты ФИПИ убрали три «коротких» задания на знаки препинания, которые занимали от силы 1-2 минуты. Вместо них появились задания на анализ довольно объемных текстов. А время экзамена не увеличилось. Успеют ли выпускники сделать всю работу? 

Ольга Котова: У меня встречный вопрос: а кто делал эти задания за 1-2 минуты? Утверждения некоторых коллег во многом оценочные и не подтверждены конкретными данными. Время выполнения каждого задания — это индивидуальная характеристика ученика, который работает в своем темпе. Оно зависит от внимательности, владения функциональным чтением, работы памяти, эмоционального состояния ребенка — нужно учитывать огромное количество параметров. 

Апробация как раз и поможет нам собрать информацию о том, сколько времени у ребят с разным уровнем подготовки, родным или неродным русским языком уходит на выполнение каждого задания. Если мы увидим, что нужно увеличивать время экзамена — конечно, оно будет увеличено. Но это нужно делать на основе объективных данных, а не эмоций. 

Учителя математики тоже в панике: в профильном экзамене появились задания на комплексные числа, которые в некоторых школах дети просто не проходят. Как сдавать ЕГЭ? 

Ольга Котова: По Закону «Об образовании в РФ» каждая школа, исходя из конкретных условий работы, формирует свою основную образовательную программу. Поэтому в нашей стране более 40 тысяч основных образовательных программ! И я не исключаю, что в каких-то школах эту тему решили в программу не включать. Кроме того, если вы посмотрите действующие стандарты (ФГОС) для старших классов, на которые мы окончательно перейдем 2022 году, то увидите, что в них предполагается профильное обучение с углубленным изучением некоторых предметов. Например, медико-биологический, физико-математический, экономический, гуманитарный и другие классы. Комплексные числа востребованы на специальностях, связанных с инженерией, физикой, с робототехникой, с искусственным интеллектом. Выпускники, которые готовятся поступать в вузы по этим и другим направлениям, где нужна профильная математика, после девятого класса выбирают соответствующий профиль. 

Практика натаскивания очень вредит. Если дети видят на ЕГЭ что-то новое, выходящее за рамки заученного шаблона, они с трудом перестраиваются 

И еще раз напомню: сейчас проходит апробация и обсуждение заданий. Если мы увидим, что задание «не работает», в том числе потому что тема, по которой оно составлено, не изучается в большинстве школ, то такое задание не будет включаться в экзамен. Или же его включение будет отложено на несколько лет. 

В ЕГЭ по биологии, как уверяют учителя, тоже добавились задания олимпиадного уровня — на стыке с математикой, химией, физикой. Как подготовить ребенка, если на биологию отводится всего один час в неделю? 

Ольга Котова: Давайте по порядку. Первое. Категорично отделить биологию от других естественных наук просто невозможно. Поэтому межпредметные связи в экзамене действительно есть, но они не играют ключевую роль. И проводить простые математические расчеты при изучении биологии необходимо. Почему-то коллег не смущают расчетные задачи в физике, химии или географии, а простой расчет по биологии объявляется «олимпиадным заданием». 

Второе. В экзамене по любому предмету есть задания и базового, и повышенного, и высокого уровня сложности. Последние всегда требуют глубоких системных знаний, логического мышления, аналитических навыков. Здесь недостаточно воспроизвести заученные шаблоны и алгоритмы. Это не проверка памяти. 

Третье. ЕГЭ — это отбор самых подготовленных ребят для поступления в вуз. Разные вузы предъявляют разные требования к уровню подготовки выпускников. Экзамен по биологии позволяет ребятам с разными баллами поступать и в медицинские вузы, и на биологические факультеты классических университетов, и на специальности, связанные с пищевыми производствами, психологией, лесной промышленностью и аграрным хозяйством. 

Ну и четвертое. Как я уже говорила, современные школьные стандарты предполагают, что 10-11 классы — профильные, с глубоким системным изучением предмета. Непрофильные для ребят предметы изучаются на базовом уровне (тот самый 1 час в неделю). Без дополнительных занятий и усилий со стороны школы и самого выпускника одного часа в неделю, конечно, будет недостаточно для получения 100 баллов ЕГЭ. 

С большими столичными школами все понятно: там тысячи учеников, десятки профильных классов в параллели. Выбирай, какой хочешь. А как быть маленькой сельской школе, где, может быть, всего один ученик выбрал профильную математику или биологию? Если учитель не готов и не может подготовить его по теме тех же комплексных чисел? 

Ольга Котова: Об этом вам, наверно, лучше расскажут коллеги в министерстве просвещения. Но все-таки попытаюсь объяснить. Во-первых, не стоит недооценивать сельские школы: в них есть масса сильных, талантливых учителей. Профессионалов, которые дают действительно качественные знания по предмету. Во-вторых, в помощь им уже сегодня созданы широкие возможности в рамках дополнительного образования, дистанционных технологий. К концу 2021 года абсолютно все российские школы будут подключены к высокоскоростному интернету. Любой учитель и ученик могут воспользоваться бесплатными ресурсами по подготовке и методическими материалами на сайте ФИПИ, например, навигатором для самостоятельной подготовки к ЕГЭ. Или, к примеру, открытыми курсами от лучших педагогов Московского центра педагогического мастерства, сочинского образовательного центра «Сириус», материалами Российской электронной школы, различными региональными образовательными ресурсами. 

Многие родители опасаются, что количество 100-балльников в 2022 году уменьшится. Ваш прогноз? 

Ольга Котова: Модели ЕГЭ 2022 года еще не сформированы. И давать какие-то прогнозы сейчас абсолютно бессмысленно. Мы понимаем, что учительское и репетиторское сообщества крайне болезненно относятся к любым изменениям в ЕГЭ, даже если речь идет об изменении порядка слов в типовом задании. Именно поэтому мы разрабатываем перспективные модели, долго апробируем и обсуждаем их и лишь потом принимаем взвешенное решение. Родителям же нужно понимать: 2022 году все выпускники будут в равных условиях. Не будет такого, что в одном регионе задания будут легче, а в другом сложнее. Модели экзаменационных работ единые для всех. Сейчас мы будем решать, какие новые задания включить в реальный экзамен 2022 года, как выстроить шкалу их оценивания, как переводить первичные баллы в 100-балльную шкалу. Это серьезная научная задача — обеспечить сопоставимость результатов ЕГЭ 2022 года и прошлых лет. Не сомневаюсь, что у нас все получится. 

Где на сайте ФИПИ можно включиться в общественное обсуждение? 

Ольга Котова: Можно направить свои замечания и предложения по перспективным моделям ЕГЭ на электронную почту ФИПИ: fipi@fipi.ru Мы все замечания анализируем и отвечаем каждому, кто к нам обращается. 

Текст:  Ксения Колесникова 

Российская газета — Федеральный выпуск № 8(8359) 

Мой МирFacebookВКонтактеTwitterLiveJournalОдноклассники

.

Система управления контентом
428003, Чувашская Республика, г. Чебоксары, Школьный проезд, дом 10 А
Телефон: 8(8352) 57-21-60
Факс: 8(8352) 57-21-60
TopList Сводная статистика портала Яндекс.Метрика